Chelbusiness.ru – это: информация о новых предложениях в сфере малого и среднего бизнеса Челябинска; пошаговые инструкции по созданию собственного предприятия; юридические и финансовые онлайн-консультации, самые интересные экономические новости региона. А также: эксклюзивные интервью с представителями челябинской власти и известными бизнес-персонами нашего города; секреты успеха коммерческих проектов; советы профессионалов в сфере малого и среднего предпринимательства. Начинайте свое дело с нами!

Архив | Апрель, 2012

Александр Грабовский: Конфликтным комиссиям удалось завоевать доверие

Добавлено 23 Апрель 2012 admin

Александр Грабовский: Конфликтным комиссиям удалось завоевать доверие

Система конфликтных комиссий и региональных советов ТНК-BP, созданная как механизм для   получения обратной связи от действующих партнеров и потенциальных контрагентов, действует уже почти полтора года. На сегодняшний день шестью конфликтными комиссиями (Западно-Сибирская, Оренбургская, Саратовская, Сибирская, Центральная и Украинcкая) рассмотрено более 110 жалоб, из них почти по 40% решение вынесено в пользу подрядчиков. Как воспринимаются контрагентами усилия ТНК-ВР по развитию прозрачного конкурентного рынка товаров и услуг в нефтегазовой отрасли, насколько эффективны новые институты корпоративных взаимоотношений, рассказал в интервью «ФедералПресс» вице-президент ТНК-ВР, первый заместитель руководителя управления  по взаимодействию с российскими органами государственной власти, а до недавнего времени директор филиала «ТНК-ВР Оренбург» Александр Грабовский.

Вопрос взаимоотношения компаний с подрядчиками на фоне усиления борьбы с коррупцией стал одной из ключевых тем, касающихся работы крупного бизнеса. Каковы существенные недостатки контрактных отношений между предприятиями в нефтегазовой отрасли в России?

Проблема, я думаю, не только нефтяной отрасли, но и в целом проблема взаимоотношений подрядчиков и покупателей – в том, что и многие сделки, и переговорный процесс ведутся закрыто, что дает почву для «серых» схем и манипуляций. Именно для решения этой проблемы, для того, чтобы вывести вопрос закупки материально-технических ценностей и услуг на более прозрачный уровень, для того, чтоб подрядчик был замкнут не только на конечного покупателя, но и мог донести свои беспокойства как до руководства компании  в регионах, так и до высшего руководства, мы создали соответствующий функционал в виде конфликтных комиссий и региональных советов.

Конфликтные комиссии существуют 1,5 года. Понятно, что трудно подсчитать их операционную эффективность, потребовалось бы ввести сослагательное наклонение. Тем не менее, в чем проявляется ощутимый эффект их работы?

Полностью оценить материальный эффект работы конфликтных комиссий, наверное, достаточно сложно, но основной эффект – это эффект прозрачности. Любой подрядчик, который считает себя ущемленным в ходе проведения тендера, может обратиться в конфликтную комиссию. В ней работают представители ТНК-ВР, которые непосредственно с подрядными организациями не взаимодействуют и никакой заинтересованности не имеют. Соответственно, это тот инструмент, который позволяет подрядчику отстоять свое мнение, и, если он прав, – вернуть право участия в тендере. Комиссия может даже порекомендовать отменить проведенный тендер, прецеденты существуют. Эффективность института можно оценивать по динамике работы конфликтных комиссий. Когда мы начинали, с декабря 2010 года и до середины лета 2011-го, жалоб в КК были единицы. Сегодня конфликтные комиссии во всех регионах работают практически в режиме онлайн, собираются раз в неделю – раз в две недели. Могу по Оренбургу сказать, что если у нас до августа 2011 года была одна жалоба, то сейчас их уже более 20, то  есть динамика серьезная.

Как подрядчику, несогласному с решением конкурсной комиссии, лучше подать жалобу, чтобы она была удовлетворена с наибольшей вероятностью?

По положению – в течение трех дней. По факту – практически на всех этапах, начиная от предквалификации, заканчивая этапом, когда уже заключили договоры. Тут важен еще один момент. Система ведь выполняет и другую функцию, кроме выстраивания отношений с подрядными организациями. Мы еще и совершенствуем саму систему контрактования, смотрим где какие «минусы» есть в существующей схеме. Был случай, когда контрагент пришел с жалобой по проведенному тендеру, которая сама по себе неактуальна, но в ходе ее рассмотрения возникли вопросы к уже выбранному контрагенту – с точки зрения правдивости предоставления тендерной информации, четкости проведения предквалификационного аудита и т.д.  Комиссия перенесла рассмотрение этой жалобы на следующую неделю.

Еще, наверное, существует большой пласт вопросов, которые не рассматриваются как жалобы…

Действительно, бОльшая  вопросов не доходит до рассмотрения на КК – либо они находятся за пределами полномочий конфликтных комиссий, либо разъясняются подрядчикам на уровне наших специалистов, и люди понимают, что в той или иной ситуации нет вины компании, это их просчет или недоработка. Этот объем в несколько раз выше того, что доходит до финальной стадии.

То есть конфликтные комиссии ведут не только арбитраж, но и коммуникационную работу?

Конечно. Контрагенты обращаются за разъяснениями, и наши специалисты дают обратную связь.

Можно ли это трактовать как то, что конфликтные комиссии за непродолжительное время своего существования стали авторитетным институтом?

Безусловно. В каждом регионе, в котором мы работаем, хотя они территориально достаточно большие, количество подрядных организаций ограничено. И если бы не было доверия, подрядчики бы просто не обращались в конфликтные комиссии. Но то, что люди обращаются, может говорить об авторитете и, самое главное, о доверии к конфликтным комиссиям.

Нет ли у вас ощущения, что,  подрядчики воспринимают конфликтные комиссии как  утилитарный инструмент, но мало воспринимают вторую составляющую этого института – региональные комиссии? Горизонт толкования полномочий последних  пока достаточно размыт.

Это естественно, ведь у региональных советов и конфликтных комиссий разные задачи. КК для подрядчика более привлекательный инструмент – потому что есть конкретный вопрос, и на него дается конкретный ответ. Региональный совет – это все-таки некая площадка для сбора мнений. Там собираемся мы – ТНК-ВР и подрядные организации. Мы рассказываем о новшествах, которые собираемся реализовывать в ближайшее время, подрядчики выступают с «наболевшими» вопросами. Но получалась такая ситуация: если нам каждые полгода есть о чем говорить, то подрядные проблемы остаются, по большому счету, одними и те же.

Недавно был неплохой опыт, состоялся региональный совет, посвященной узкопрофильной тематике — проблемам лакокрасочной и химической отрасли…

Просто идет дальнейшее развитие процесса. Началось это не сегодня – еще в конце 2011 года, было принято решение проводить региональные советы по тематическим признакам. Безусловно, они совершенно разные, как в регионах upstream’a, так и в регионах downstream’a. Есть  своя специфика в  капстроительстве, своя – в лакокрасочных изделиях… И это, конечно, более интересный формат, когда собираются представители одной отрасли, общение становится более открытым и продуктивным. Хотя для подрядчиков, я думаю, конфликтные комиссии все равно будут более популярными  – понятно почему, потому что это моя личная боль, и я лично очень рад, когда конфликтная комиссия выносит решение в мою пользу, а не в пользу другой компании.

Если рассмотреть горизонт в 5-10 лет, понятно, что с одной стороны есть прозрачность, есть добросовестность, которые повышают эффективность, а с другой стороны, уже сейчас чувствуется, что некоторые подрядчики не имея претензий к конфликтным комиссиям, недовольны самой системой контрактования. Скажем условиями предквалификации, сроками оплаты… Не возникнет ли у них, когда они поймут, что бизнес вполне себе партнерский, желание навязать свои «правила игры»?

Думаю, что все люди здравые и понимают, что наши требования к подрядчикам вполне разумны и базируются на таких вещах как безопасность, технологичность, добросовестность. Вряд ли кто-то готов оспаривать эти критерии.. Безусловно, многим не нравится то, что мы проводим жесткий предквалификационный отбор,  что мы устанавливаем свои критерии по укрупнению подрядных организаций, что мы делим доли рынка так, как нам удобно работать. Многие желают прийти, как раньше, с ручкой, столом и стулом. Сегодня эта ситуация кардинально поменялась. Да, наверное, она в чем-то стала сложнее, но за счет этого мы имеем возможность выбирать лучших, технически оснащенных контрагентов и при этом экономить деньги. Мы открыты для диалога и даем возможность нормальным подрядным организациям иметь определенные преференции: есть статус постоянного подрядчика, есть возможность бонусирования. То есть работайте, доказывайте, и вы будете в этом пуле. И еще, давайте не забывать, что у нас не самая сложная система контрактования среди других компаний

В завершение разговора, как бы вы охарактеризовали взаимоотношения ТНК-BP с подрядчиками и поставщиками в целом?

Мы сегодня позиционируем отношения с контрагентами как с партнерами. Мне кажется, это наиболее прогрессивный принцип из всего, что есть в стране.

Справка «ФедералПресс»:

ТНК-BP является третьей крупнейшей нефтяной компанией России, акционерами которой на паритетной основе являются ВР и консорциум ААР (Альфа Групп/Аксесс Индастриз/Ренова). ТНК-ВР также владеет около 50 % российской нефтегазовой компании Славнефть. На долю ТНК-ВР приходится около 16 % объема добычи нефти в России (включая долю ТНК-ВР в компании «Славнефть»). По критериям SEC LOF (без учета срока действия лицензий) совокупные доказанные запасы консолидированных дочерних предприятий Компании по состоянию на 31 декабря 2011 года составили 9,115 млрд барр. н. э. В 2012 году ТНК-ВР году направит на закупку товаров и услуг $7,5 млрд, при этом 80% от общего объема заказов на материально-технические ресурсы компания размещает у российских поставщиков.

Нет комментариев

Подрядчики поверили в Конфликтные комиссии ТНК–ВР

Добавлено 16 Апрель 2012 admin

Подрядчики поверили в Конфликтные комиссии ТНК–ВР

На прошлой неделе в Оренбурге состоялось очередное заседание Конфликтной комиссии ТНК-ВР. Компания называет этот инструмент корпоративных взаимоотношений наиболее эфективным средством выстраивания отношений с подрядчиками. Корреспондент «ФедералПресс» своими глазами увидел, как решаются спорные моменты, и  выяснил, кому еще может помочь этот институт корпоративных взаимоотношений.

Конфликтная комиссия работает под председательством директора филиала «ТНК-ВР Оренбург» Александра Грабовского. В повестке заседания было рассмотрение двух жалоб. В первом случае члены комиссии, детально разобравшись в ситуации, признали обращение неактуальным и отклонили его. Однако в процессе возникли вопросы к проведенному тендеру и к выигравшему контрагенту – по поводу правдивости предоставления тендерной информации, четкости проведения предквалификационного аудита, и. т.д. Поэтому рассмотрение жалобы было перенесено. Второй вопрос был связан с реализацией невостребованных ликвидов. Контрагент посчитал решение договорной комиссии неверным и четко обосновал свои  доводы. В результате жалобу удовлетворили. «К сожалению, нашими специалистами была допущена грубейшая ошибка в рамках заключения этого контракта, – отметил директор филиала «ТНК-ВР Оренбург» Александр Грабовской. – Тендер будет переигран».

В последнее время количество обратившихся подрядчиков существенно возросло, также отметил Грабовской. «Если до августа 2011 года в Оренбургскую КК поступила одна жалоба, то сейчас их уже более 20. Собираемся раз в неделю. То есть динамика серьезная, подрядчики поверили, что этот инструмент позволяет отстоять свое мнение. Значит, главный эффект – эффект прозрачности – достигнут».

Большая часть всех обращений, отмечают в ТНК-ВР, – обжалование тендеров (на «Снятие» с тендера по критерию несоответствия оферт подрядчика техзаданиям и опросным листам, на недостатки коммуникации). «Мы хотим работать с ТНК-ВР, и конечно, нам нужна информация о том, почему мы проиграли», – сообщил Сергей Кочнев, гендиректор одного из партнеров ТНК-ВР –  институт «Оренбургбурнефть».  Замгендиректора по экономике ОАО «ОренбургНИПИнефть» Наталья Максимова рассказала о положительном опыте сотрудничества с ТНК-ВР в этом плане. По ее словам, раньше институт  не всегда получал информацию о результатах тендера, но после обращения в конфликтную комиссию эта проблема была решена. «Теперь мы регулярно получаем ответы на все тендерные предложения, которые мы направляем», – отметила руководитель.

На втором месте – жалобы на короткие сроки подготовки и подачи документов или оферт, на третьем – на организацию переговорного процесса после подачи оферт. Оставшаяся часть обращений связана с процессами предквалификации и дисквалификации. Тот  же «ОренбургНИПИнефть» добился и пересмотра по вопросу предквалификации. «Мы направляли заявки, а ответа очень долго не получали, квалифицированы мы или нет. В итоге все-таки добились квалификации, – сообщила Наталья Максимова. – Конфликтные комиссии очень эффективны. Когда обращаешься – сразу принимают конкретные решения, дают ответ».

Отметим, за все время работы КК приняли решения в пользу контрагентов примерно в 40% случаев. Это соотношение примерно одинаково во всех регионах, за исключением Оренбурга и Москвы – там оно составляет 50 на 50 процентов.

Пока аналогов конфликтным комиссиям ТНК-ВР в российских компаниях нет. «Примером для ТНК-ВР пока не назову никого, они наиболее открытые по отношению к подрядчикам, – отметил  гендиректор  ЗАО «Оренбургбурнефть» Сергей Кочнев. – Есть желание быть более открытыми у Роснефти, но пока не видим каких-либо улучшений». «У других компаний нет таких инструментов, – подтверждает замгендиректора ОАО «ОренбургНИПИнефть» Наталья Максимова. – У некоторых намного хуже обстоят дела, например, «СамараНефтьИнвест» имеет проблемы с обратной связью, кроме того, выставляет на тендер неконкретные задания. С не совсем конкретными техзаданиями у ТНК-ВР мы тоже сталкивались, в Бузулукском районе, с предложением конкретизировать их мы уже обратились в Региональный Совет ТНК-ВР».

Позитивные изменения в работе с ТНК-BP уже заметили большинство  поставщиков и подрядчиков – об этом свидетельствуют данные проведенного анкетирования. 72%  респондентов считают, что взаимодействие ТНК-BP с поставщиками улучшилось после введения Региональных советов и Конфликтных комиссий. Многие подрядчики уточняют, что конфликтные комиссии  будут объективны при условии отсутствия в их составе заинтересованных лиц. Сергей Кочнев согласен с этим, однако, пояснил он, это не исключает участия в работе комиссии представителей ТНК-ВР: «Если они будут применять правильные подходы, в этом случае тоже возможны хорошие результаты».

По мнению собеседника, конфликтные комиссии в скором времени придут на смену судам как инструмент решения конфликтов между ТНК-ВР и ее потенциальными контрагентами: «Конфликтные комиссии будут тем независимым арбитражом, которые  будет в каждом случае разбираться и устанавливать истинные причины обращения». Сергей Кочнев добавил, что внедрение этого института повышает уровень как ТНК-ВР, так и всех подрядчиков: «В любом бизнесе есть партнеры, и оба партнера должны выигрывать».

Напомним, что конфликтные комиссии созданы в конце 2010 года во всех регионах присутствия ТНК-ВР. Если участник тендера считает, что процедуры были проведены с нарушениями правил, нелогично, непрозрачно или предвзято – он может обратиться в КК, заполнив соответствующую форму на сайте компании. С момента создания института в Оренбургском регионе было рассмотрено 20 жалоб, из них по 11 решение принято в пользу контрагентов. Всего на сегодняшний день Конфликтные комиссии ТНК-ВР (Западно-Сибирская, Оренбургская, Саратовская, Сибирская, Центральная и Украинcкая) рассмотрели порядка 110 жалоб.

Помимо комиссий, в шести регионах сформированы региональные советы по работе с поставщиками и подрядчиками, которые выступают своеобразными площадками для обмена мнениями, обсуждения отраслевых проблем и возможностей оптимизации взаимодействия.

Нет комментариев


|