Chelbusiness.ru – это: информация о новых предложениях в сфере малого и среднего бизнеса Челябинска; пошаговые инструкции по созданию собственного предприятия; юридические и финансовые онлайн-консультации, самые интересные экономические новости региона. А также: эксклюзивные интервью с представителями челябинской власти и известными бизнес-персонами нашего города; секреты успеха коммерческих проектов; советы профессионалов в сфере малого и среднего предпринимательства. Начинайте свое дело с нами!

Архив | Январь, 2010

Новое в Кама-Сутре: депутатская позиция

Добавлено 28 Январь 2010 admin

Кто-то добывает себе хлеб насущный  нью-стахановским трудом, кто-то — новыми антикризисными бизнес-идеями, некоторые же получают оклады еще и за то, что имеют позицию. Крайне сомнительную и унизительную порой.

В самом деле — отличать зерна от плевел или, положим, селезня от утки, детские игрушки от игрушек для взрослых или порнографию от эротики — наука! То есть — вещь как бы априори упорядоченная и унифицированная. Нет тут субординационной этики: чернь сказала одно, власть постановила другое. Между тем, вопросы самого бытового пошиба недавно вызвали затруднение у московского депутата Селезнева. Глас народный представляющий господин обвинил челябинского директора фабрики «РосТойс» в порнографическом уклоне выпускаемой продукции. Инновационное решение игрушечных дел мастеров возмудило до еще неизведанных духовных (или анатомических?) глубин депутата Госдумы от ЛДПР Валерия Селезнева.

На очередном заседании госдумы 20 января он заявил: «Используя благую вывеску, «РосТойс» втягивает индустрию производства детской игрушки в порнобизнес, бесстыдно приделывая к игрушкам для детей огромные фаллосы. Фабрика, назвав эту продукцию «Веселый ЙУХ», показывает этот «ЙУХ» детям всей страны. С маниакальной настойчивостью выпускает все новую и новую продукцию, нанося удары и травмы по детской психике». В конце своего выступления депутат добавил: «Прошу коллег поддержать протокольное поручение и разобраться с этими лишенными всякого представления о морали горе-предпринимателями. Я передам игрушку представителю Комитета по промышленности, она у меня есть с собой, но в зале я ее не буду показывать».

Не будем о довольно странной манере обвинения без предъявления «улик» собравшимся коллегам. На то у господина депутата, наверное, имелись какие-то свои личные причины. Непубличные. Оставим вопрос на откуп психологам-сексологам, и дадим лучше микрофон собственно директору фабрики Светлане Май. «Для меня подобные обвинения от московского депутата Селезнева — «резание без ножа», — делится с нами Светлана Владимировна. — Валерий Сергеевич, вопреки своим публичным утверждениям о произведенном собственном расследовании деятельности нашего предприятия,  никаких запросов к нам не отправлял, не звонил и не являлся — ни сам, ни посредством уполномоченных лиц».

Впрочем, допустим, чистоты эксперимента ради, что господин депутат имеет свои очень надежные информационные источники. И что же с помощью их удалось выяснить? «Приговор», начавшийся с обвинения в порнографии, закончился тем, что секс-игрушку можно купить через Интернет-магазины: «Интернет — это то пространство, где ежедневно находятся 6-8 млн детей от семи до четырнадцати лет, а родители — на работе и не могут их контролировать, — посетовал депутат. — Мало ли что ему понравится: игрушка розовая, пуфик или еще что». Действительно, а мало ли?

«Мало ли — быть не может, — говорит Светлана Владимировна, — мы выпускаем игрушку для взрослых, сувенир в эротической тематике. Игрушка — ведь понятие, отнюдь не исчерпывающееся детской сферой применения. Направление «мягкая эротика» -подчеркнуто ориентировано на взрослую публику. И продукцию эту мы продаем исключительно секс-шопам, по Интернету продаж не ведем. Нас обвиняют в порнографическом уклоне — между тем, в наших нормативных базах до сих пор это понятие не определено. И потом, наши эротические игрушки — не совокупляются, не имитируют половых актов! Это — сувениры, и имеют соответствующий товарный знак и  этикетку.

В одном из интервью Селезнев привел собственные подсчеты — по его словам, доля нашей мягкой эротической игрушки в общем объеме производства фабрики составляет порядка 30%. Цифра любопытная, тем больше, что за прошлый год мы еще всех подсчетов не произвели. Есть только приблизительный — не больше 5 процентов. Остальные 95% в производстве — это зоотовары, это костюмы, это подарочная упаковка и прочее. Но самое обидное — в том, что нас обвиняют в растлении молодежи, когда мы не только этого не делаем, а занимаемся благотворительностью, помогаем детским домам, так, в прошлом году, на 600 тысяч рублей. А нас обвиняют+» Добавим, что в ноябре прошлого года фабрика «РосТойс» прошла прокуратурскую проверку, фабрику ни в чем не овбинили. В этом свете позиция московского депутата  более чем  лукавомудрственна.

Нет комментариев

Упали. Отжались. Всплываем?

Добавлено 26 Январь 2010 admin

Год идет к завершению. Не самый легкий, надо сказать год. Не самый удачный для большинства челябинцев. Не самый стабильный и прибыльный. Да что там говорить? Трудный он был, этот год. И многие, к сожалению, очень многие с двенадцатым ударом курантов помянут его недобрым словом и выдохнут после шампанского: «Слава богу, ты ушел!»

Зима. Челябинск торжествует! Но недолго…

Самое главное событие января прошлого года, растиражированное СМИ: в городе наконец-то… выпал снег! Народ еще во всю празднует, по ночам повсюду бахают петарды и звучит развеселое хмельное пение. А губернатор, не дожидаясь окончания новогодних каникул, собирает антикризисные совещания, начинает объезжать малые города области…

Народ еще делает кассу в магазинах, не особо обращая внимание на повышение стоимости продуктов и алкоголя. Оно для большинства из нас вполне объяснимо: праздник, наценки естественны и привычны…

Середина января протрезвит всех. ЧМК объявляет об остановке доменной печи №4 и шестого сталеплавильного цеха. На южноуральских промышленных гигантах начинается процесс оптимизации – в первую очередь, кадровой. Сокращены и отправлены в бессрочные отпуска тысячи людей. Предприятия и организации Челябинской области заявляют о своих планах: в первом квартале года сократить более 12 тысяч работников…

Десятками закрываются фирмы-грузоперевозчики, риэлторские агентства, магазины, аудиторские фирмы. К середине февраля пустые витрины в центре города белеют растяжками: «Продается» и «Аренда». Большинство так и висят всю зиму: никто не торопится выкупать и брать в наем дорогие торговые площади.

Банки, посчитав угрожающие размеры дебиторских задолженностей, приостанавливают выдачу кредитов и начинают обращаться в суды, пытаясь выудить деньги из заемщиков. Или любой ценой добиться изъятия залогов.

Магазины пустеют. Стабильная прибыль – в основном у продуктовых. Да еще «на гребне» — производители и торговцы алкоголем. В феврале резко вырастает преступность. Народ прозябает в бессрочных отпусках и очередях центров занятости и заливает водкой стрессы и мрачные прогнозы на будущее. К концу месяца в области – 42 тысячи официально признанных безработных.

Пиром во время чумы выглядит январское торжественное открытие ледовой арены «Трактор». И никого уже не волнует, что строить комплекс начали задолго до кризиса. Челябинцы раздраженно злятся. Былого ажиотажа не вызывает и начавшаяся регистрация кандидатов на депутатские и мэрское кресла. Пожалуй, легкий интерес всколыхнуло лишь сообщение о том, что на должность главы города впервые претендует женщина. Ну, и конечно, обсудили на кухнях возвращение в предвыборную борьбу Вячеслава Тарасова.

А в общем и целом, город «замерз» и притаился -  в ожидании худшего…

Когда с весенним первым громом… мы возвращаемся к земле

Март в Челябинске начался с чуть ли не самых «скользких» за всю новейшую историю российской демократии выборов. По отлично смазанным рельсам областные единороссы дружно «проскользнули» в политику и градоуправление, и так же дружно пролетела мимо кресел оппозиция. После горожане немного пообсуждали, понегодовали, повыдвигали различные версии: мол, в ручках на избирательных участках были симпатические (исчезающие) чернила, а бланки для голосования были заранее помечены чернилами проявляющимися. И потому мол, действующий мэр со товарищи и не волновался, знал, что гарантированно победит… Пообсуждали и успокоились. Да и какая разница, кто руководит городом, когда на хлеб денег нет?

Продолжалось повышение розничных цен: с декабря 2008-го к весне они выросли почти на пять процентов. Стоимость потребительской корзины (минимального набора из 33 продуктов) составила 2165,49 рубля на человека в месяц. А вот реальная средняя заработная плата в регионе по сравнению с зимой прошлого года упала почти на девять  процентов. Хорошим теперь считается оклад в 10 тысяч. Впрочем, многие пока еще работающие не могут получить даже минимум: на 1 апреля задолженности по заработной плате в области составляет 77 миллионов рублей!

На конец марта в регионе  — 64, 2 тысячи официально зарегистрированных безработных. Народ не верит обещаниям власти о скором выходе из кризиса. Народ верит тому, что растет на собственных приусадебных хозяйствах, в садах и огородах. Челябинск вступает в битву за урожай…

Исчезли солнечные дни

Да, в уходящем году явно ощущалась нехватка не только денег, рабочих мест, стабильности и уверенности в будущем, но и тепла. Кризисный 2009-й выдал челябинцам чуть больше десятка солнечных дней. Зато уж на что точно не поскупился, так это на мелких и крайне опасных лесных паразитов. Клещи начали атаковать горожан, когда еще снег не сошел. А в июне регион просто захлестнула волна членистоногих переносчиков энцефалита.

Продолжилось падение уровня продаж. Впрочем, челябинский бизнес встречал его уже штатно: было время подготовится и спланировать пути для отступления.  К тому времени действительно слабые, неконкурентноспособные компании покинули рынок, а у менеджмента появился первый антикризисный опыт.

В армии безработных — почти 78 тысяч южноуральцев. В ее ряды вливаются выпускники вузов и среднеспециальных учебных заведений.  Пополняют ее и строители челябинского метрополитена, работы в котором приостановлены из-за финансовых проблем. «У подрядчика накопилось слишком много долгов перед кредиторами, энергетиками, коммунальщиками и главное — перед самими рабочими, им должны 25 миллионов рублей» — пишет в те дни пресса.

Впрочем, не пройдет и месяца, как у нее появится более веский информ-повод. В середине лета из-за рубежа долетели до нас первые «хрю» свиного гриппа. И кризисные переживания как-то отошли на второй план по сравнению с угрозой новой, неизученной болячки. Под шумок Челябинск прикрыл свои границы для трудовых мигрантов. А следом – разразился «огуречный» скандал. По полям и грядкам области прокатилась волна репрессий в отношении нелегально (да и легально тоже) возделывающих южноуральскую землю желтолицых братьев. Странная это была ситуация: с одной стороны, власти как бы проявили заботу о своих, южноуральских фермерах. С другой – горожан фактически вынудили покупать не дешевую китайскую сельхозпродукцию, а дорогую местную. Хотя разницу во вкусовых качествах мало кто из потребителей заметил…

Как не особо заметили и завершение очередной «стройки века» и открытия пафосного конноспортивного комплекса «Рифей». Ведь это, в общем-то, забава не для простых смертных, да и рабочих мест она не прибавит.

Впрочем, к концу лета город слегка воспрял духом: наметился небольшой, но все же, рост покупательской способности челябинцев и средней заработной платы, оживились турфирмы и агентства – в августе, например, горящих путевок в популярные Турцию и Египет не было вовсе, их раскупали со скоростью света. Банки начали снижать ставки по депозитам и, соответственно, потребительских кредитам: по отдельным видам с запредельных 24-29 процентов до экономически приемлемых 15-16. Снова заработала ипотека.

Еще прошедшее лето отметилось в Челябинске отвратительным состояние ливневых канализаций и, как следствие, самыми натуральными потопами. Кстати, подобное превращение столицы Южного Урала в «маленькую Венецию» уже происходило ровно сто лет назад – в 1909 году!

Осенняя пора… надежды возрожденье

Сентябрь отметился скандалом, начавшимся еще в августе, когда городское управление культуры издало приказ «О мерах по оптимизации расходов бюджета на содержание МУК «Театр + Кино», в котором идет речь о сокращении штата сотрудников «Манекена» и кинотеатра имени Пушкина до 7 человек (беременные женщины и матери, находящиеся в отпусках по уходу за детьми). Следом урезали финансирование и брэндовому челябинскому коллективу с мировым именем – «Уральскому диксиленду». Впрочем, опять же данная ситуация большинство южноуральцев оставила равнодушными, в отличии от столичной театральной элиты: за «Манекен», например, вступился сам Олег Табаков…

Челябинцев же больше волнует скандал между транспортниками и энергетиками: потому как последние перешли от слов к делу, и в дневные часы стали отключать «ток в проводах». Городской электротранспорт встал на прикол, а городские льготники вынужденно пересели на маршрутки. К счастью, довольно быстро вмешался губернатор и купировал конфликт.

Челябинский бизнес встретил осень не с самыми плохими показателями. Миновал уже год с того момента, как грянул кризис, и компании, похоже, научились жить по новым правилам. Предприятия начали снижать стоимость товаров и услуг, что в свою очередь увеличило рост продаж. Банки, хоть и избирательно, но все-таки начали выдавать кредиты – потребительские и на покупку авто. Кроме того, банкиры отмечают, что стало ясно, кому помогать можно и кто деньги вернет. Ближайшее будущее видится представителям челябинского бизнеса если не в радужном свете, то уж в теплых пастельных тонах осени точно…

В ноябре после смены руководства возобновилось строительство челябинского метро. Впрочем, как и летнюю его остановку, челябинцы это не особо заметили. Осень, особенно конец октября – ноябрь прошли под «флагами» эпидемии ОРВИ и ожидания пандемии «свиного гриппа». Город болел, сидел на карантине, бегал по поликлиникам и массово скупал в аптеках антивирусные средства. Вот уж кто точно практически вышел из кризиса, так это сфера фармацевтики!

Шутки-шутками, но этот год научил нас многому. Мы перестали ждать «окончания кризиса», искать его дно и считать дни до «выхода». Мы привыкли выживать – да и просто жить – в нем. Теперь это просто новые экономические условия – так считают аналитики. Им видней.

Да и каждому из нас наверняка есть, за что поблагодарить уходящий 2009-й. И традиционно попросить его забрать с собой все плохое, трудное, негативное… А наступающему, году с весьма символичным кодом – 2010 – передать в наследство все доброе, успешное, хорошее, светлое… Чтобы с двенадцатым ударом курантов каждый из нас мог с легким сердцем и надеждой воскликнуть: «Слава богу, ты пришел!»

Статья публикуется по согласованию с Георгием ОРЛОВЫМ

Нет комментариев


|